Главная страницаБиблиотека – Текст

Об оккультной философии, книга первая, фрагменты

Агриппа, Генрих Корнелий. Фрагменты из работы «Об оккультной философии», 1533.

II. ЧТО ТАКОЕ МАГИЯ? КАКОВЫ ЕЕ ЧАСТИ И КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ТОТ, КТО ЗАНИМАЕТСЯ ЕЮ?

Магия есть возможность, имеющая очень большую власть, полная возвышенных тайн и заключающая в себе глубочайшее знание вещей наиболее секретных: их натуры, их силы, их качества, их действия, их различия и их отношения, благодаря чему она производит свои чудесные эффекты, соединяя и применяя различные свойства существ высших и низших; это — подлинная наука, философия наиболее возвышенная и наиболее таинственная. Одним словом, — совершенство и свершение всех естественных наук, т.к. вся правильная философия делится на физику, математику и теологию. Физика нас учит натуре вещей, которые существуют в мире, их причинам, их временам, различиям мест, их свойствам и их состояниям, и с точностью отыскивает их части и все, что служит их улучшению согласно таким стихам:

"Каковы элементы, входящие в состав естественных вещей? Каково действие тепла Земли и Воздуха и как оно происходит? Откуда ведут свое происхождение небеса? Отчего морские отливы и радуга различных цветов? Что придает облакам свойства вызывать громовые раскаты, или откуда исходит молния, падающая сквозь воздух? Какова таинственная причина, которая нас заставляет видеть вспышки в ночи и кометы, и какова та скрытая мощь, которая заставляет содрогаться землю? Отчего происходят золотые и железные месторождения, и это потаенное свойство секретов натуры?"

Физика, которая является спекулятивной наукой о естественных вещах, содержит в себе и включает в себя все три вещи и все то, что говорит Вергилий помимо этого в своих стихах:

"Откуда происходят различные виды людей и зверей, так же как Дождь и Огонь? Откуда землетрясения и почему море повышается и разливается, несмотря на препятствия, которые оно может встретить и затем отступает к своему центру? Что нам дает возможность познавать травы, храбрость и ярость диких зверей, все различные виды плодов, камней и рептилий?"

Что касается математики, то она, очевидно, дает нам возможность познавать природу, протяженную в трех измерениях и дает понимание движения и хода небесных тел, следуя этим стихам:

"Она нам позволяет знать, насколько движение звезд быстро: что заставляет темнеть луну и, что заставляет нас терять свет солнца". И вот что говорит Вергилий: "Почему солнце направляется двенадцатью мировыми знаками, разделенными на определенные части; нужно видеть пути неба и звезд, эклиптики солнца и луны, Плеяды, Гиады и две Медведицы; почему солнце заходит так рано зимой, и откуда такая продолжительность ночей?"

Все это узнают, благодаря математике, потому "математическим мышлением можно предвидеть различные изменения времени, знать сезон посевов, когда нужно лучше открывать навигацию, или выкапывать деревья в лесах".

Теология учит нас, что такое Бог, каковы ангелы, духи, демоны, душа, мысль, религия, таинства, церемонии, храмы, праздники; она толкует о вере, о чудесах, о свойствах слов и фигур, о секретных операциях и таинственных знаках и, как говорит Апулей, она учит нас правилам церемоний, которых религия требует, разрешает или запрещает. Для того, чтобы сделать заключение в немногих словах, — Магия, единственная, включает эти три вида столь могучих наук в своих чудесах, соединяет их воедино и вводит в практику.

В этом смысле древние чтили ее как наиболее возвышенную и наиболее достойную их поклонения.

Ее применяли авторы самые знаменитые, главные среди которых, — Замолксис и Зороастр, — так сильно выделяются, что многие из изобретателей этой науки: Аббарис Гиперборейский, Дамжерон, Эвдокс, Гермипп следовали по их стопам, а другие прославленные авторы, как Трисмегист Меркурий, Порфирий, Ямвлих, Плотин, Апполоний Тианский и Осфаней очень хорошо писали об этой науке. Кроме того, Пифагор, Эмпедокл, Демокрит, Платон и многие из наиболее значительных философов делали большие путешествия, чтобы ее изучить и, возвратившись, подчеркивали свое уважение к ней и держали ее в большом секрете. Известно, что Пифагор и Платон ездили в святилища Мемфиса, чтобы ее изучать, и что они проехали почти всю Сирию, весь Египет, Иудею, школы Халдеев, чтобы не быть в неведении относительно великих и таинственных принципов магии, и чтобы овладеть этой божественной наукой.

Итак, нужно, чтобы те, кто хотят постараться изучить эту науку, в совершенстве владели физикой, которая объясняет качества вещей, и в которой находятся секретные свойства любого существа; чтобы они хорошо знали математику, познающую звезды, их аспекты и их виды, т.к. от них зависит свойство и способность любой вещи, и чтобы они хорошо слушали теологию, благодаря которой познают нематериальные субстанции, которые распределяют и управляют вещами, чтобы обладать возможностью понимать Магию, т.к. не может быть никакой совершенной работы в магии, ни даже настоящей магии, которая не заключала бы в себе всех трех этих способностей.

III. О ЧЕТЫРЕХ ЭЛЕМЕНТАХ, ИХ КАЧЕСТВАХ, КОМПОЗИЦИИ И СМЕСИ

Существуют четыре элемента, которые составляют главные основы всех телесных вещей: Огонь, Вода, Земля и Воздух, из которых все вещи образовались не способом собирания вместе, но посредством трансмутации и объединения, и к которым они возвращаются, когда разлагаются. Итак, не существует никаких чувственных элементов, которые были бы чистыми, но они более или менее смешаны и способны к трансформации друг в друга так, что земля, обращаясь в грязь и растворяясь, изменяется в воду, а огрубевая и сгущаясь, она изменяется в землю, а затем, испаряясь, благодаря жару, она изменяется в воздух, и этот воздух, будучи очень нагретым, меняется в землю, или в камень.

Платон полагает, что земля совершенно трансмутабельна, и что другие элементы трансмутабельны в ней и взаимно друг в друга. Земля, однако, отделяется от элементов более тонких без трансмутации, но будучи растворенной или смешанной с тем, что ее заставляет раствориться, она принимает свою первоначальную форму.

Итак, каждый элемент имеет два специфических качества, из которых первое присуще ему и неотделимо от него, а другое, как среднее между двумя, подходит к следующему элементу; так огонь — тепел и сух, земля — суха и холодна, вода — холодна и влажна, воздух влажен и тепел; и благодаря двум противоположным качествам элементы противоречат друг другу, как огонь и вода, земля и воздух.

Элементы имеют еще другой вид противоположности друг другу; так некоторые из них весомы, как земля и вода, а другие легки, как воздух и огонь; вот почему стоики называют первые — пассивными, а последние — активными. Кроме того, сам Платон, следуя новому различию, дает три качества каждому элементу, признавая у огня свет или проникновенность, разреженность и подвижность. А у земли — темноту, густоту, плотность и неподвижность. Но другие элементы занимают в них эти качества так, что воздух берет два качества у огня — разреженность и подвижность и одно — у земли, а именно — темноту; в противоположность этому, вода берет два качества у земли — темноту и плотность и одно у огня, а именно — подвижность; но огонь в два раза разреженнее, чем воздух, в три раза более подвижен и в четыре раза более активен; воздух в два раза активнее воды, в три раза более разрежен и в четыре раза более подвижен. Затем — вода в два раза активнее земли, в три раза разреженнее и в четыре раза подвижнее.

Таким образом, огонь в тех же отношениях с воздухом, в каких воздух с водой, а вода с землей и взаимно — земля с водой, вода с воздухом, и, наконец, воздух с огнем. И это есть принципы и начало всех тел, их состава, их свойств и их чудесных действий. Таким образом, как только кто-либо познает свойства элементов и их смесей, он сможет легко оперировать чудесными и удивительными вещами и в совершенстве заниматься натуральной магией.

X. ОБ ОККУЛЬТНЫХ СВОЙСТВАХ ВЕЩЕЙ

Помимо всего этого есть другие свойства в вещах, которые не принадлежат никому из элементов, как например, препятствовать действию яда, изгонять нарывы, притягивать железо или какие-либо иные; и эти свойства являются следствием вида и формы вещей, совершая в малых количествах отнюдь не малые эффекты, что не присуще качеству элемента, т.к. эти свойства, будучи более определенными, могут совершать большие эффекты в малейших количествах материи; в противоположность этому, качество элементарное, чтобы действовать много, требует много материи. Итак, оккультные свойства называются так потому, что их принципы отнюдь не явны, и поэтому человеческий ум не может в них проникнуть. Вот почему только философы смогли приобрести их частичное познание, скорее благодаря длительному опыту, чем природному уму; например, мясо переваривается в нашем желудке благодаря теплоте, которую мы знаем, а трансформируется оно благодаря некоторому оккультному свойству, которого мы не знаем, но отнюдь не теплотой, потому что оно трансформируется так скорее огнем, чем в желудке. Также есть в вещах качества элементарные, известные нам, и свойства определенные, которые у них естественны и родились с ними, которые нас восхищают и которые нас удивляют, не быв известными нам, и которые мы видели мало или вовсе не видели, пример мы имеем в Фениксе, являющейся птицей, которая возрождается сама Собой, как об этом говорит Овидий: "Есть птица, называемая ассирийцами Феникс, которая производит саму себя..." И дальше он говорит: "Египтяне собираются, чтобы с восхищением наблюдать чудесную вещь и совершают затем свои празднества перед этой уникальной птицей". [...]

XI. КАКИМ ОБРАЗОМ ВЛИВАЮТСЯ ОККУЛЬТНЫЕ СВОЙСТВА В КАЧЕСТВА ВЕЩЕЙ ОТ ИДЕЙ ПОСРЕДСТВОМ ДУШИ МИРА, ЛУЧЕЙ, ЗВЕЗД, И О ВЕЩАХ, КОТОРЫЕ БОЛЕЕ ВСЕГО ИМЕЮТ ЭТИ СВОЙСТВА

Платоники сообщают, что все вещи здесь внизу получают из идеи от идей высших. Определение идей в принципе состоит в форме, которая выше душ и духов, которая едина, проста, чиста, неизменна, неделима, бестелесна, вечна, и которая является природой всех идей. Они помещают идеи в само добро, так сказать, Бога, и хотят, чтобы они были различными и отличающимися между собой по причине некоторых относительных смыслов, и что все, что есть в мире, неизменно и едино, и что все вещи согласны между собой, чтобы Бог не стал бы различной субстанцией. Они помещают их в разум, так сказать, в Душу Мира посредством форм, абсолютно различных друг от друга в подлинном смысле этого слова. Так что в Боге все идеи являются одной формой, но платоники помещают множество их в Душу Мира и другие духи, как объединенные в одном теле, так и разъединенные; они помещают их, отличающимися по некой причастности и по все большей и большей степени; они помещают их в природу как низшие зародыши форм излившихся идей. Они, наконец, помещают их в материю как тени. Следует добавить, что в Душе Мира есть столько родов зародышей вещей, сколько идей в Божественном Уме, благодаря которым он создал их в небесах, звездах и звездных фигурах, и Он запечатлел их во всех их свойствах. Все свойства и качества низших видов зависят же от этих звезд, этих фигур и от их свойств, так что каждый вид имеет небесную фигуру, которая ему соответствует, откуда проистекает его замечательная сила действовать, каково качество, присущее ему, он получает от своей идеи через зародышевые роды Мировой Души. Так как идеи есть не только причины бытия, но они еще и причины каждого свойства, которое находится в этом виде; то многие философы и говорят, что благодаря определенным свойствам постоянного и устойчивого рода, которые отнюдь не случайны и не побочны, но действенны, сильны и верны, не совершая ничего бесполезного и напрасного, движутся свойства, которые существуют в природе вещей. Эти свойства от действия идей варьируют только по случаю, или по нечистоте и неравенству материи. Из чего платоники сделали поговорку, что свойства небесные влиты в материю, следуя их добрым качествам и подлинной пропорции смеси, которую они там составляют, или ее составу, как говорит Вергилий: "Вещи здесь внизу получают столько силы и свойств небес, сколько материя располагает возможностью принять". Вот почему вещи, которым дано меньше идеи материи, так сказать те, которые получили больше сходства с раздельными телами, имеют свойства большие и более действенные в операциях и похожие на операции идеи раздельных тел. Однако, мы знаем, что положение и начертание небес является причиной всех движущихся свойств, которые находятся в низших видах.

XIII. ОТКУДА ПРОИСХОДЯТ ОККУЛЬТНЫЕ СВОЙСТВА ВЕЩЕЙ

[...] Но ни один из авторов, которые писали толстые тома о свойствах вещей, не объясняли, откуда происходят эти свойства, ни Гермес, Бохус, Арон, Орфей, Теофраст, Тацит, Зенофем, Зороастр, Эвакс, Диоскорид, Исаак Еврей, Захария Вавилонянин, Альберт, ни Арнольд; и, тем не менее, они все говорили то же, что писал Захария Митридату, что есть великое свойство в камнях и травах, и что участь людей зависит от него. Чтобы знать, откуда оно происходит, необходимо глубокое умозрение. Александр Перипатетик, не покидая своих мнений и качеств, убежден, что они происходят из элементов и их качеств, чему можно было бы верить, если бы их качества были бы того же вида, и если бы многочисленные действия камней делали что-либо подобное в виде и роде того же вида и сорта. Вот почему Академики, следующие мнению Платона, присваивали эти свойства идеям, которые формируют вещи: Авиценна хочет, чтобы они происходили от духов, Гермес от звезд, а Альберт сводит те действия к специфическим формам вещей. И хотя находят разницу во мнении этих разных авторов, тем не менее ее нет, когда хорошо поймут их те, кто удалился от истины, т.к. все речи этих авторов относятся к одному и тому же действию во многих вещах. Так Бог, который есть цель и источник всех свойств, придавая печать своих идей духу его министров, которые верно исполняя их, сообщают свойство идеи вещам, доверенным им на небесах и звездах, которые ожидают или расположены заранее как инструменты к восприятию форм, которые как сообщает Платон в своем Тимее, пребывают в Боге по выводу из звезд, и Тот, кто дает формы, их распределяет через посредничество духов, которых он воздвиг, чтобы вести и наблюдать Его творенья, и которым Он дал власть в вещах, так что все свойства камней, трав, металлов и всех остальных вещей дарованы духами, которые руководят. Форма и свойства происходят сначала от идеи, затем от духов, которые руководят и управляют или предводительствуют, затем аспектами небес, и, наконец, от комплекции элементов, которые предрасположены соответствовать влияниям небес. Действия происходят в вещах в таком виде, что мы здесь внизу видим это посредством точных форм, а в небесах — посредством форм, которые располагаются в духах, способами медитации — во Владыке или Архетипе, или благодаря идеям или образцовым формам, которые должны подходить в выполнении всех эффектов и любого свойства.